Видео

“История создания” Кудряшов Сергей Миронович

Создание системы вневойсковой подготовки национального резерва.

КОМСОМОЛЬСКИЙ ВОЕННО-СПОРТИВНЫЙ КЛУБ «ОРЛЕНОК».

Началось все, наверно, с меня. Я – Кудряшов Сергей Миронович, родился в 1954 году, в Новороссийске. Воспитывала меня одна мама, которая прошла всю войну от Новороссийска и до Берлина.

Рос я болезненным и без особых перспектив, пока в возрасте 5 лет чуть не утонул в море. Затем это повторилось еще несколько раз. Решив, что достаточно таких событий, я записался в детско-юношескую спортивную школу ДОССАФ по специальности «подводное плавание». К 10 классу я уже был кандидатом в мастера по скоростным видам подводного плавания. Но тонул еще пару раз уже при выполнении задач под водой.

Учили нас люди, прошедшие войну в составе штурмовых отрядов морской пехоты. Учили так хорошо, что и через много лет сохраняются в тонкости все навыки и подводного плавания, и специальной подготовки. В 14 лет я уже свободно, без страховки, погружался в море с пирса и различных плавсредств. В это же время я узнал, что меня зачислили в резерв по призыву в спец. подразделения морской пехоты ВМФ СССР. К окончанию школы у меня официально было 800 часов под водой с аквалангом АВМ-1М и Украина -2.

Однако в системе моей подготовки присутствовали только специальные задачи: бег, силовая подготовка, плавание в ластах на короткие и длинные дистанции, ныряние в длину на 25-50 метров, погружение с аквалангом, подводное ориентирование. Не было и намека на боевое применение меня как боевого пловца. А мне хотелось иметь подготовку в плане рукопашного боя, выполнения парашютных прыжков, стрельбе. Частично элементы такой подготовки предлагались в процессе проведения военно-спортивных игр «Зарница» - для младшего школьного возраста и «Орленок» - для старших. При этом был задействован потенциал подразделений МО СССР, находившихся по месту жительства. Игры проводились с размахом и приурочивались к годовщинам исторических событий. Однако системы не было. Поражала картинность и бутафория. Хотелось более системного и масштабного.

Первый урок необходимости иметь навыки в рукопашном бою состоялся в Севастополе, в пионерском лагере, где севастопольские захотели проучить новороссийских, из которых один я и был боеспособным. Короче, их выбор пал на меня. А перед всем этим я с удовольствием несколько раз смотрел фильм, по тем временам - бестселлер, «Гений дзюдо». Я с особым вниманием запоминал действия и дзюдоистов, и каратистов. И в процессе гона на меня (человек 10-15) я четко, как по писанному, укладывал ребят по фильму. Зауважали меня так, что вызвали еще и местных, деревенских, всего до 30 человек. Лагерь был встревожен, как улей, меня перевели к матросам обеспечения на 2 дня до отправки домой. Но, когда я пришел в палатку за вещами (большая армейская палатка), мне пришлось еще раз повторить все дела без купюр. Надо бы фильм в это время снимать. Классно было! Я носился как Тарзан по койкам и вписывал по кумпалам нападавших со всей дури. Хорошо не убил никого. Мне треснули доской по голове, но я даже этого не заметил. Прекрасно сработал принцип – не связывать себя борьбой с одним противником, а «угощать» всех в равной мере!

Вывод я сделал четкий. Каратэ – классное «оружие» ближнего боя с большой массой противника.

После окончания школы в 1972 году я поступал в Харьковское высшее военное авиационное училище летчиков, но поступил Харьковский авиационный институт, так как не прошел медкомиссию из-за моего водолазного прошлого.

В ХАИ, помимо учебы, я интенсивно занялся парашютной подготовкой, ставя перед собой задачу продвижения по пути собственного совершенствования как универсального солдата, продолжая также занятия по подводному плаванию. Но каратэ тогда еще не было, а на дзюдо времени не оставалось в принципе.

Учеба в ХАИ пролетела быстро. Не все было просто. В 1975 году, после операции, парализовало мою маму, она стала инвалидом 1 группы. Через год умер отчим. Пришлось отказаться от планов поступления в летное училище с одновременным окончанием ХАИ. Выживать пришлось трудно.

Но сдаваться не в наших правилах. Все же резерв морской пехоты! В 1978 году я окончил полный курс ХАИ и был направлен в ЛИИ, в 3 отделение. Сразу стал заниматься летными испытаниями силовых установок и принимал участие в испытательных полетах на летающих лабораториях Ту-142, Ил-18, Ми-24, Ми-8.

Основная моя мечта детства – стать летчиком-испытателем. Когда не пришлось окончить ХВВАУЛ и стать военным летчиком, то после окончания ХАИ пришлось поступить в Жуковский аэроклуб. В 1979 году окончил аэроклуб, но для Школы летчиков-испытателей этого было очень мало. Поэтому я предпринял усилия и поступил на военную кафедру Московского лесотехнического института, где готовили штурманов военно-транспортной авиации. Окончил полный курс обучения, включая летную стажировку в боевом полку ВТА, в 1982 году.

Начало моего обучения пришлось на ввод советских войск в Афганистан. Теперь стояла задача не только продолжать обучение, работу, ухаживать за матерью. Нужно было создать систему, которая позволила бы подготовить к боевым действиям простых ребят и по-возможности уменьшить потери наших войск. Для этого пришлось заняться общественной работой в ВЛКСМ.

К этому времени начали работать подпольные секции и клубы каратэ. Следует отметить, что в то время практика каратэ была запрещена. Но я все свое свободное время посвящал тренировкам. Мне удалось попасть в школу к Тадеушу Касьянову и я стал его учеником, посещая тренировки и семинары.

Каратэ привлекало тем, что система позволяла использовать не только спортивные залы, но практически любое помещение. Требуется площадь всего 1.5 х 1.5 метров для размещения одного обучаемого. Система по своей сути военная. Строй, четкая подчиненность, следование командам. Попадая в такую систему человек сразу же становиться военным. Все остальное – дополнительные занятия по любой военной дисциплине, само по себе проходили хорошо, не нарушалась дисциплина, соблюдались все правила и безопасность проведения всех мероприятий. Это понимание пришло после начала собственных тренировок. Ко мне пришло четкое понимание концепции подготовки в короткие сроки и с хорошим качеством людей, готовых и способных нести военную службу. За основу ставилась регулярная тренировочная работа в зале по физической, морально-психологической и боевой подготовке молодежи в рамках системы Каратэ, причем легко создавалась сеть по принципу "Центральная база – периферийные организации", где центральной базой становился спортивный комплекс ЛИИ "Стрела", а периферийными – спортивные залы средних школ города. Причем в орбиту работы могло быть вовлечено практически все мужское население города при достаточном количестве инструкторского состава.

Систему вневойсковой подготовки можно было предложить для развития в рамках городской организации ВЛКСМ Жуковского. Это было сделано в 1981 году, когда уже практически была сформирована первичная группа – прообраз будущего клуба.

Однако требовалось подойти к модернизации существовавшей тогда системе, то, что меня занимало еще в детстве. Клуб было предложено организовать как постоянно действующий центр военно-спортивных игр "Зарница" и "Орленок". Концептуально сюда подтягивались все возраста учащихся детей и молодежи в широком диапазоне возрастов. Но проблема разрешения для занятий по каратэ оставалась серьезным препятствием. Пришлось также доказывать необходимость ухода от эпизодических проведений военно-спортивных игр и проведения постоянной клубной работы. Приходилось идти на большой риск. В 1980 году при проведении городской игры "Орленок" мы вдвоем с Евгением Прозоровым организовали эксперимент, целью которого была демонстрация того, что массовое проведение игры и показной подход к процессу подготовки молодежи к службе в армии не соответствует поставленной задачи игры. Мы создали две огневые точки, где находились сами с оружием, и при проведении финальной атаки на глазах у высоких руководителей открыли огонь холостыми патронами по наступающим порядкам. Военные советники игры были поражены тем, что никто из наступающих даже не понял, что по ним ведется огонь. Условные потери были огромные. Среагировали только воспитанники клуба.

К 1981 году мне удалось добиться принятия решения о создании городского комсомольского военно-спортивного клуба (КВСК) "Орленок". Гимном клуба стала песня Пахмутовой и Добронравова "Орлята учатся летать".

Общие вопросы решал я в рамках руководителя клуба вместе со школьным отделом городского комитета ВЛКСМ и секретарями ГК ВЛКСМ Т. Евстратовой, М. Волк, Г. Шепелевой и Калимановым М. Основным методистом по применению каратэ в рамках клубной работы стал Е. Прозоров.

Направленность КВСК "Орленок" для подготовки резерва Воздушно-десантных войск и Морской пехоты сделало его очень популярным среди молодежи и численность клуба достигала до 1500 человек. Хотя, конечно же, трудно было держать столько людей на голом энтузиазме.

Основная поддержка в боевой подготовке оказывалась войсковой частью № 3455 МВД. Командованием полка на протяжении почки 10 лет оказывалась необходимая помощь в проведении стрельб, сборов, экскурсий. В своей работе инструкторский состав КВСК «Орленок» получал мощную моральную поддержку от офицерского состава полка.

Проводились эпизодические парашютные прыжки в Коломенском аэроклубе ДОССАФ. Планировалось организовать постоянно действующее парашютное отделение в КВСК «Орленок». Для решения вопросов подготовки парашютистов требовался новый подход, который необходимо было бы практиковать регулярно, доводя до понимания все ощущения у курсанта и вырабатывая не только навыки и инстинкты, но обдуманность действий при выполнении прыжков, а особенно при отказных ситуациях.

Идеология работы в КВСК «Орленок» разрабатывалась совместно с комсомольской организацией ВДВ МО СССР. Была проведена работа и в 1982 году КВСК "Орленок" стал имени Героев Советского Союза старшего сержанта Александра Мироненко и старшего сержанта Николая Чепика – десантников, воевавших в Афганистане и получивших звания Героев посмертно. Военно-патриотическое воспитание в КВСК "Орленок" строилось вместе с ветеранскими организациями участников Великой Отечественной войны под руководством Р.Я. Завельского и молодыми ветеранами войны в Афганистане, которыми руководил В. Самонов.

Формирование КВСК "Орленок " проходило напряженно. Было несколько попыток ликвидировать его. Писались письма в правоохранительные органы, в советские и партийные инстанции. Приходилось разбираться со всеми наветами на примере демонстрации работы КВСК "Орленок" в деле. Точку над всеми тревогами поставила комиссия ЦК КПСС, представители которой досконально, вместе с МВД и КГБ, проверили работу клуба и признала его работу своевременной и необходимой.

Работа по укреплению позиций молодого клубного движения строилась также в рамках областной организации ВЛКСМ с заведующим отделом оборонно-массовой работы Е. Колобаевым. Вместе с ним была разработана концепция создания в городских организациях ВЛКСМ СССР отделов военно-патриотического воспитания. Однако уже в то время началось свертывание комсомольских организаций. У Областного Комитета ВЛКСМ не было ресурсов для организации отделов в городских организациях. Было принято решение о встрече с первым секретарем ЦК ВЛКСМ В. Мироненко для организации эксперимента в Жуковском по созданию отдела военно-патриотического воспитания на базе созданного КВСК "Орленок". Организационная работа проводилась на протяжении двух лет и в 1987 году был создан отдел военно-патриотического воспитания. Его возглавил Каратаев Г.

В 1985 году я поступил в Центр Подготовки Летно-испытательного Состава МАП СССР. Времени на плотную работу по улучшению и реформированию организации КВСК "Орленок" не оставалось. Эту работу возглавил Е. Прозоров. Учитывая политическую нестабильность того времени было принято решение о переходе КВСК "Орленок" из ВЛКСМ под юрисдикцию городского отдела образования. Через несколько лет КВСК "Орленок" перестал существовать как детище ВЛКСМ. Возникла новая структура. В 2011 году КВСК "Орленок" отметил свое тридцатилетие, но уже как МУДОД "Клуб парашютистов-десантников "Беркут".

Как мне представляется, будущее гражданской организации по подготовки защитников отечества состоит в организации Центра подготовки национального резерва с полным комплексом необходимых для этого средств: с бассейном для тренировок по плаванию в воде и под водой, тренировочными и учебными помещениями для занятий единоборствами, теоретическими занятиями, с тиром для отработки приемов стрельбы из тяжелых (штурмовая винтовка) и легких (пистолет) видов оружия, аэродинамической трубой для подготовки парашютистов в в физиологическом и психологическом аспекте как необходимое требование времени 21 века.

История не прощает ошибок. Не имея защитников Отечества, невозможно его защитить какими бы техническими ресурсами не обладало государство. Переход армии на профессиональный уровень делает еще более актуальной работу по вневойсковой подготовке национального резерва России и укреплению систем, прообразом которых и стал Комсомольский Военно-спортивный Клуб «Орленок».

Заслуженный штурман-испытатель

Российской Федерации

Кудряшов С.М.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Comments are closed.